Куда они ведут корабль высшего авиационного образования!?

Ці думки нашого дописувача наочно ілюструють весь ідіотизм підходу незаконної адміністрації Ісаєнка, спрямованої на вихолощення математики і фізики з навчальних планів. Він вважає, що ці науки можуть цілком замінити педагогіка, державна служба, біологія тощо. Відповідно і звільняються з НАУ математики і фізики, а на роботу до університету приймаються педагоги, відставні державні службовці та інші родичі і знайомі родини ісаєнків. Одним словом – сумно.

maxresdefault

В последние годы в Национальном авиационном университете (НАУ), в связи с так называемой университетской “автономией”, наблюдается устойчивая тенденция уменьшения аудиторных часов за счет уменьшения часов на изучение математических, физических и технических дисциплин по программам подготовки специалистов по авиационным техническим и смежными с ними специальностями. Такие тенденции вызывают определенный протест в педагогическом коллективе НАУ, вовлеченном в подготовку авиационных инженерных кадров для нашей авиационной отрасли. Однако, те, кто сегодня находятся “у руля” МОН и НАУ, не только не ощущают этого протеста, но, по моему глубокому убеждению, вообще не понимают, что они делают и куда ведут корабль высшего авиационного образования.

На Всероссийской конференции “Математика и общество. Математическое образование на рубеже веков” еще в 2000 году один из величайших ученых-математиков 20-21 веков, уроженец Украины Владимир Игоревич Арнольд сделал доклад на тему: “Жесткие” и “мягкие” математические модели”. В заключении этого доклада он остановился на проблеме фактического уничтожения интеллектуального потенциала некоторых стран (в первую очередь это касается Украины) и возвращения их в первобытно-общинный, рабовладельческий строй путем прекращения обучения населения математике и физике.

В связи с этим, хочу напомнить его высказывания. Я не надеюсь, что наши топ-руководители МОН и НАУ поймут смысл слов этого ученого, но тем не менее, хочу возобновить в нашей с вами памяти эти глубокие мысли и глубокую обеспокоенность за судьбу нашей цивилизации. Ниже привожу выдержки из текста его рассуждений.

“No star wars – no mathematics”, – говорят американцы. Тот прискорбный факт, что с прекращением военного противостояния (в холодной войне) математика, как и все фундаментальные науки, перестала финансироваться, является позором для современной цивилизации, признающей только “прикладные” науки, ведущие себя совершенно подобно свинье под дубом.

На самом деле никаких прикладных наук не существует и никогда не существовало, как это отметил более ста лет назад Луи Пастер (которого трудно заподозрить в занятиях, не нужных человечеству). Согласно Пастеру, существуют лишь приложения науки.
Опыты с янтарем и кошачьим мехом казались бесполезными правителям и военачальникам XVIII века. Но именно они изменили наш мир после того, как Фарадей и Максвелл написали уравнения теории электромагнетизма. Эти достижения фундаментальной науки окупили все затраты человечества на нее на сотни лет вперед. Отказ современных правителей платить по этому счету – удивительно недальновидная политика, за которую соответствующие страны, несомненно, будут наказаны технологической и следовательно экономической (а также и военной) отсталостью.

Человечество в целом должно будет заплатить тяжелую цену за близоруко-эгоистическую политику составляющих его стран.
Математическое сообщество несет свою долю ответственности за повсеместно наблюдаемое давление со стороны правительств и общества в целом, направленное на уничтожение математической культуры как части культурного багажа каждого человека и в особенности на уничтожение математического образования.

Выхолощенное и формализованное преподавание математики на всех уровнях сделалось, к несчастью, системой. Пуанкаре отмечал, что есть только два способа научить дробям – разрезать (хотя бы мысленно) либо пирог, либо яблоко. При любом другом способе обучения (аксиоматическом или алгебраическом) школьники предпочитают складывать числители с числителями, а знаменатели – с знаменателями.

Математика является экспериментальной наукой – частью теоретической физики и членом семейства естественных наук. Основные принципы построения и преподавания всех этих наук применимы и к математике. Искусство строгого логического рассуждения и возможность получать этим способом надежные выводы не должно оставаться привилегией Шерлока Холмса – каждый школьник должен овладеть этим умением. Умение составлять адекватные математические модели реальных ситуаций должно составлять неотъемлемую часть математического образования. Успех приносит не столько применение готовых рецептов, сколько математический подход к явлениям реального мира. При всем огромном социальном значении вычислений (и computer science), сила математики не в них, и преподавание математики не должно сводиться к вычислительным рецептам.

Между математиками есть двоякого рода люди:
1) “математики-философы”, т.е. математики высшей математической мысли, для которых цифры и исчисления есть ремесло. Для этого рода математиков цифры и исчисления не имеют никакого значения, их увлекают не цифры и исчисления, а сами математические идеи. Одним словом, это математики, так сказать, чистой философской математики;
2) напротив, есть “математики-исчислители”, которых философия математики, математические идеи не трогают, которые всю суть математики видят в исчислениях, цифрах и формулах …”Математики-философы”, относятся всегда с презрением к “математикам-исчислителям”, а “математики-исчислители”, среди которых есть много ученых весьма знаменитых, смотрят на “математиков-философов” как на людей в известном смысле “тронутых”.

Различия между “математиками-философами” и “математиками-исчислителями” имеют физиологическое происхождение. Наш мозг состоит из двух полушарий. Левое отвечает за умножение многочленов, языки, шахматы, интриги и последовательности силлогизмов, а правое – за пространственную ориентацию, интуицию и все необходимое в реальной жизни. У “математиков-исчислителей” гипертрофировано левое полушарие, обычно за счет недоразвития правого. Это заболевание составляет их силу. Но доминирование математиков этого типа и привело к тому засилью аксиоматическо-схоластической математики, особенно в преподавании (в том числе и в средней школе), на которое общество естественно и законно реагирует резко отрицательно. Результатом явилось повсеместно наблюдаемое отвращение к математике и стремление всех правителей отомстить за перенесенные в школе унижения ее изничтожением.

Не пользующаяся математическими символами человеческая логика зачастую запутывается в словесных определениях и делает вследствие этого ошибочные выводы – и вскрыть эту ошибку за музыкою слов иногда стоит огромного труда и бесконечных, часто бесплодных, споров.

К сожалению, и сейчас остаются актуальными слова классика математической экономики Парето: “Экономисты, не знающие математики, находятся в положении людей, желающих решить систему уравнений, не зная ни того, что она из себя представляет, ни того даже, что представляет из себя каждое входящее в нее единичное уравнение.”

Выводы:
1. Планируемое во всех странах подавление науки и, в частности, математики (по американским данным на это им потребуется лет 10 – 15) принесет человечеству вред, сравнимый со вредом, который принесли западной цивилизации костры инквизиции.
2. Математическое образование должно составлять неотъемлемую часть культурного багажа каждого школьника. Но оно не должно никоим образом сводиться к рецептурам (будь то таблица умножения или Windows).
3. Основной целью математического образования должно быть воспитание умения математически исследовать явления реального мира. Искусство составлять и исследовать математические модели является важнейшей составной частью этого умения.

P.S. Владимир Игоревич Арнольд родился 12 июня 1937 в Одессе; умер 3 июня 2010 в Париже. Академик АН СССР (РАН, с 1990, член-корреспондент с 1984), иностранный член Национальной АН США (1983), Французской АН (1984), Лондонского королевского общества (1988), Национальной академии деи Линчеи (1988), Американской академии искусств и наук (1987), Американского философского общества (1990), Европейской академии (1991), доктор физико-математических наук (1963), главный научный сотрудник Математического института имени В.А. Стеклова РАН, профессор МГУ и Университета Париж-Дофин. Лауреат многих наград, Ленинской премии (1965), премии Крафорда (1982), премии Вольфа (2001), Государственной премии РФ (2007), премии Шао (2008).


Залишити коментар