Майснеризм как украинское ответвление маккартизма, или МОН, пароль: «свой» «чужой!

Січ.11.2016. / 1 коментар

Дальновидный современный преподаватель на своих лекциях по «Введению в специальность» обязательно введет тему: «свой» «чужой». Это единственная возможность еще в университете дать объяснение молодой поросли, почему трудолюбие, работа до седьмого пота и постоянное профессиональное самосовершенствование на сегодня, теоретически никогда не даст возможности в более зрелом возрасте поработать, например, заместителем министра образования. А посредственные знания и отсутствие опыта могут быть с лихвой компенсированы таинственным «свой». Успокоим Совсун, речь не о ней. Она даже более, чем «свой». Есть на свете другие, более мерзкие дарования, типажи Бадрудинов и Майснер, но и об этом позже. Проведем некоторые исторические параллели.

После Второй Мировой войны Америка была объята страхом от того, что «коммунизм», в лице СССР, может получить мировое господство, так как значительная часть Европы находилась под влиянием Сталина. В связи с этим, в 1947 году Президент Гарри Трумэн приказал провести проверку всех госслужащих на предмет лояльности. Самым успешным из всех желающих избавить страну от коммунизма, оказался сенатор из штата Висконсин Джозеф Маккарти. Ему удалось убедить американское общество, в том, что коммунистические шпионы находились повсюду, и что он — единственное спасение страны от них.

Классическая тактика маккартизма — бездоказательное обвинение лица или организации в антиамериканской и подрывной деятельности. На материалах ФБР были проведены политические расследования и слушания о «проникновении коммунистических агентов» в профсоюзные и фермерские организации, в СМИ, университеты, в Госдеп и армию. Мишенью маккартистов были либеральные общественные деятели, инакомыслящие, интеллигенция. В ходе компании был принят ряд антидемократических законов, а многие американцы подверглись преследованиям и увольнениям. Приблизительно так пишут учебники.

И приблизительно, на те же грабли наступили и «победители» Революции Достоинства. Ну не получилось у них консолидировать общество и объявить войну нищете, беззаконию, безработице, коррупции. «Квартирный вопрос» их испортил сразу, окончательно и бесповоротно.

Об особенностях маккартизма по-украински говорить, наверное, не стоит. Тут как после любой украинской революции, – все через ж…пу: наказание невиновных, награждение непричастных. Кто был ничем, тот становится всем. Классика. Но когда «ничто» управляет государством и целыми отраслями, это уже вопросы государственной безопасности.

В Украине маккартизм приобрел очень уродливые формы, называемые люстрацией. Это те же преследования по политическому признаку. Вроде бы все законно – связан был с бывшей властью, наворовал – отвечай. Но прелесть украинской люстрации в том, что те, кто в первую очередь должен отвечать перед законом и обществом, благополучно покинули страну с миллиардами наворованного добра, не забыв поделиться с новыми политическими барыгами, покидая родные пенаты. А «тупорылому электоральному быдлу» даже красивую картинку преподнесли, дескать, гнались-гнались за окаянным, но не успели. Ушел, гад. А пока этими показушными гонками отвлекали наивных православных, остальные придворные и поверенные в многомиллиардных махинациях, организованно, под контролем погранслужбы, покидали пределы неньки на ожидавших чартерах. И вот уже два года эта, с позволения сказать, элита, успешно интегрируется в толерантное к деньгам, западное общество, забывшее к этому времени об ужасах маккартизма.

Таким образом, к концу последней революции, в державе не осталось тех, против кого был направлен праведный гнев реальных участников Майдана. А те, кто остались – поделились нажитым непосильным трудом и прикрылись депутатским мандатом в результате «честных прозрачных, демократических» выборов.

На старые финансовые потоки и схемы сели новые люди, называемые патриотами. Но главным критерием отбора во власть и на потоки осталась принадлежность к позывному «свой». Отвечаешь этому требованию – милости просим. Не отвечаешь – в сторону.

Активная сознательная часть общества была отправлена на восточные, предательски сданные «руководящими патриотами», рубежи соборной и неделимой. А негодная к военной службе по состоянию то ли здоровья, то ли души, голодная, поиздержавшаяся братия, начала нагло дерибанить недодерибаненное.

И тут одному, скажем министру, не справиться. Под ним неожиданно оказались необъятные бюджетные просторы, вспаханная папередниками целина постоянно плодоносит. Не пропадать же добру. Но хозяин не готов, не знает, как совладать с этим добром. И тогда на службу приглашаются заплечных дел мастера, приказчики, экономы, просто аферисты и прочая челядь за долю малую. Их задача помочь и усмирить неугодных, и на учет все добро поставить, и с урожаем управиться. Хозяйство-то большое. Круглый год урожай приносит. Ну никак одному-то. Но, опять таки, только «свои», и только «своим».

А челядь нынче проворная пошла. Не как прежде. Старые, вышколенные, так те все больше по вершкам ходили. Снимут сливки – и довольные. Главное, меру знать. И им хорошо, и людям, да и государству не в убыток. А нынешние живут, как в последний день. Все под чистую выгребают. И государству убытки, и люди стонут. Живут только «свои», остальные выживают.

Но время сейчас такое. Пока одни на фронте воюют, другие из государственной казны воруют. Два года уж как некому эти безобразия прекратить. Пока некому.

И людишки сплошь ущербные. Зато «свои». Не надо умных, но «чужих», наглые и изворотливые требуются, но «свои». На них ставка. Кто знает, а вдруг погонят скоро, а не пожил еще как люди, не поуправлял всласть, не поупивался властью.

Но подзабыл Квит, что прыгнул в министерское кресло благодаря невинно пролитой студенческой крови. Но это было давно. Зачем помнить. Сейчас самое время урвать, а потом и в философию погружаться можно, в размышления о демократии, о реформах, о европейской модели управления, об уважении к личности и прочей ненужной герменевтической метафизике.

Не может «чужой», даже очень умный и подготовленный управлять. Нужен «свой», кум, брат, сват, соратник(ца). Время ограничено, коридор для грабежа не может быть открыт вечно. Диспетчер на вышке скоро спросит, что делал два долгих военных года? Какой прок от тебя стране и отрасли? Да, может, и отвечать не придется, если украсть правильно, в отведенное для этого время, и согласно действующему законодательству? Если весь Кабмин уйдет, то и спрашивать будут со всего проворовавшегося коллектива, а значит ни с кого. Логика правильная. Отставка всегда в Украине была индульгенцией от преследования.

А пока набиваем карманы. Быстро, очень быстро. Кумовья Цыбулько и Бадрудинов стараются вовсю, ближайший советник Майснер свирепствует и дожимает почти отжатое. Другого такого шанса не будет. Это точно. Два долгих года нужно прожить так, чтобы в последующие вообще не работать, чтобы «не было мучительно больно за бесцельно прожитые..» эти два долгих года.

И тут дело даже не в психически болезненном Майснере, герое интернета и звезде ютюба. Мы становимся свидетелями целого социального явления, психиатрического феномена, философского течения, которое можно смело назвать МАЙСНЕРИЗМОМ.

В основе майснеризма лежат майснеры. Майснер в данном контексте даже не фамилия. Это типаж, собирательный образ, порожденный временным беззаконием и социальной нищетой в государстве. Этот тип характеризует неимоверная наглость и патологическая алчность. Молодой, как правило, человек, модно одетый, показывающий владение неплохими манерами на людях, до безобразия преданный своему временному работодателю. Настоящий «свой».

Этот типаж, как правило, болен амнезией, забывает, что также верно, аки пес, служил работодателю прежнему, совершенному политическому антиподу хозяина нынешнего. Но мораль не характерна для современного майснера, это социальный рудимент. Таким же рудиментом для него является отсутствие знаний, опыта, гражданского сознания. Только деньги и патологическая ненависть к потенциальным конкурентам. Он – настоящий «свой», поверенный в финансовые схемы и денежные потоки. Он больше, чем свой, он – «родной».

Майснеры действуют исключительно в стае. В одиночку проявляют неимоверную трусость. У них обязательно должна быть крыша, хозаяин, прикрытие в правоохранительных органах. Именно там они находят себе подобных  майснеров, которые там называются уже по-другому – шкиряки. И когда такой пасьянс сложен – нет предела возможностям майснеров, также как и нет пока средства для вытравливания таких паразитирующих на теле государства насекомых.

Нигилизм, некоторая степень сумасшествия, которая обостряется в периоды полнолуния, а также осенью и весной, слепая вера в собственную исключительность и … патологическая страсть к деньгам. Это тип кризисного менеджера, который создает трудности для функционирования здорового коллектива с целью завладения его активами. Это не просто рейдер, это рейдер низшей квалификации, потому что действует не от своего имени, а от имени хозяина, который предпочитает оставаться в тени, ничего не подписывая, руководить.

Низшая квалификация майснеров проявляется и в том, что он вынужден выполнять самую грязную работу, и его доля в стае, в случае успеха нападения, не самая большая.

Майснеры долго не живут. На одном месте долго не задерживаются. Длительность их жизни соответствует смутному периоду в истории развития общества. Когда приходит закон, майснеры или погибают, или впадают в состояние анабиоза, потребляя награбленные в период смуты ресурсы, чтобы проснуться нужное работодателю время.

Старшее поколение майснеров – бадрудиновы. Их характеризуют те же качества, что и майснеров, но они намного старше и не такие изворотливые. Они сожалеют о том, что их время безвозвратно ушло. Их молодость проходила в других социально-экономических условиях. Тогда или государство, или криминал не давали беспредельничать. А сейчас нет ни того, ни другого. Ни понятий, ни закона. Да и с манерами, и с образованностью, и с энергичностью как-то не получается. Ну, не хватает ума на большее, чем тризубец на машину приклеить. Мол, с властью я, «свой», больше, чем «свой» – кум.

Вертикаль «своих» выстроена не только в образовании. Кто имел дело с больницей, землей, закупками, банками, госслужбой понимают, что старая система только усовершенствовалась. Но в нее пришли только «свои». Но не те, старые «свои», а уже новые «свои».

Вслух и громко сказать власти в глаза правду многие пока не решаются, да и хором пока не выходит. Хотя все больше людей, которым не нравится происходящее. Да и не скоро поднимется с колен страна, доведенная до отчаяния силами «своих» патриотов, реформаторов, грантоедов, просто аферистов и шулеров. Но «своих».

К счастью, Квит по интеллекту не тянет даже на тень Джозефа Маккарти. Не того полета птица, не с тем размахом крыльев, не с тем масштабом конструкторской мысли, не с той грузоподъемностью. Ну, разве что его покровители тоже из-за океана. Но почему-то молча наблюдают за бурной коммерческой деятельностью своего подопечного.

Хочется, конечно, верить, что в других отраслях работают психически более уравновешенные руководители…  Время покажет. Не знаю, но вижу, что сейчас происходит в образовании Украины. «Охота на чужих», на «чужих-2», «на чужих-3»…  захлестнули мозги верхушки МОНа  и их прихлебателей – кумовьев, сватов, соратников(иц), грантоедов, словом, «своих». Где слепая ненависть, злоба и эмоции, там никогда не будет места анализу, рассудку, рациональному мышлению. Все подчинено девизу: «Пусть посредственность, пусть кто угодно, но «свой»!» А тем временем отрасль катится в пропасть. Вместе со страной. И очень сложно будет вернуть украинцам славу одной из самых образованных наций в мире.

Все помнят дешевые показательные выступления Квита о мнимых реформах, лишении ученых званий, о снятии с работы уважаемых в образовании людей в угоду своим бездарным протеже, о подлых «чужих» коррупционерах… Помнят все и о показательных нарушениях законодательства министром.

Суды робко, но все же отменяют решения министра, подготовленные туповатыми, но «своими» чиновниками МОН, напоминая о верховенстве права. И главная задача Квита – запугать, показать силу, продемонстрировать, что личные амбиции выше решений суда, выше закона, начинает казаться все менее выполнимой. Но за это время карманы «своих» полнятся дармовыми деньгами.

Но, как и дело сенатора Маккарти, это все ОБЯЗАТЕЛЬНО отойдет в историю при объективном расследовании АКБ, усилении гражданского общества и организованном сопротивлении в отрасли мыслящих людей, реально понимающих в образовании.

И если Маккарти понять хоть как то, но можно – защищал свою, родную американскую систему моральных, экономических, правовых ценностей от посягательств коммуно-социалистического влияния, то действия Квита по развалу системы своего, родного образования понять сложно. Ну, разве что мы пока не понимаем сути тех консультаций, которые проводит с ним другой, но «свой» сенатор…

Автор: Тарас Кремінь


Коментар 1 Додати коментар

Залишити коментар