Над пропастью – не ржи!

Жов.3.2018. / Коментарів: 4

К 85-летию университета

630_360_1468315029-6234

Этот совет накануне празднования 85-летия Национального авиационного университета как нельзя лучше подходит его «ректору» Исаенко. Его бурная деятельность «во благо коллектива» всегда сопровождается если не искусственным смехом, то глуповатой улыбкой. Знакомый психиатр верно подметил, что так ведут себя, как правило, его пациенты.

snimok

Нет, конечно, после обращения к специалисту поведенческая модель корректируется. У акцентуированных начинается психическая ломка, они начинают соображать, активнее копаться в своем сознании, анализировать свои действия и поступки и медленно, но уверенно реагировать на окружающие их события и людей. И таким образом чуточку пытаться гармонировать с окружающим миром.

Но это все о тех, чье внутреннее расстройство и тотальная дисгармония с внешними раздражителями не безнадежны. О тех, кого еще можно спасти для общества, кто еще может быть полезен людям.

Но не всегда психический больной понимает, что у него, образно говоря, «не все в порядке с головой». Он одержим манией величия, и осознанием собственной мессианской роли. Этот тип не реагирует на попытки аккуратных подсказок и легких намеков на то, что иногда нужно и посоветоваться, прежде чем делать глупость. Этот тип опасен для окружающих, потому что любая попытка ревизии его риторики и действий вызывает моментальную агрессию.

Он все делает по-своему, по наитию, и обязательно с улыбкой, или смехом, или хохотом, или в крайнем случае с гримасой, похожей на оскал. Он попросту ржет.

Ломая и круша все на своем пути, он прикрывается не только объемом полномочий, но и сокращением определенной группы лицевых мышц, изображающих внутренние уверенность и спокойствие.

Это все симптомы, характерные не только для среднестатистического пациента психиатра, но и для «руководителя» с малюсенькой буквы «р». Это очевидно. Но каждый человек, даже больной, индивидуален. Какие еще симптомы характерны для «руководителя» НАУ? Рассмотрим поближе.

Педантичность – характерный для «ректора» симптом опасного заболевания. Ну вот взять хотя бы последнее заседание ученого совета. Зачем, казалось бы, переименовывать отдел работы с персоналом обратно в отдел кадров, если еще совсем недавно с отдела кадров сделали отдел по работе с персоналом? И так же поглумиться еще над несколькими отделами.

Исключение может быть составил факт создания целого патронатного отдела, который будет заниматься исключительно патронированием (оказанием посильной помощи) немощного Исаенка. Это исключение следует отнести к симптомам «комплекса Наполеона», поскольку ни при каком руководителе за 85 лет такого отдела не было. Справлялись.

Или еще вот такое: с более чем десятка институтов оставалось только два, в названии которых содержалось слово, связанное хоть как-то с «авиацией» – Аэрокосмический и Аэропортов. Ведь сам же на каждом углу болезненно так настаивал на «уникальности лучшего авиационного». А тут взял и «аэропортов» заменил на «строительства, архитектуры и дизайна». Наверное, под впечатлением от надвигающейся “эры гиперлупов. “Назвал ну точь-в-точь как соседний университет. И теперь осталось только одно подразделение, имеющее в названии хоть что-то авиационное. Ну что взять с «авиационного ботаника» пенсионного возраста?

Конечно, перед принятием «коллективного» решения, присутствующие всегда имеют возможность выслушать бессвязный поток болезненных инноваций, которое, по замыслу самого оратора, должно играть роль глубокой аргументации. Как правило, мысль теряется после первых двух-трех минут. И сам «ректор» потом пытается поймать эту ниточку витиеватой и скользкой мысли. Но вскоре вместе со слушателями понимает бесполезность задачи и переходит к голосованию под одобрительные кивания ученого совета, который готов проголосовать даже за коллективное вхождение в Лигу сексуальных меньшинств, лишь бы только Исаенко закрыл рот.

Пятый заход на всеобщую реорганизацию – это тоже симптомы психического расстройства. Тупо делать одну и ту же работу с завидной периодичностью – авторская черта «ректора» НАУ. А смысл?  – спросите вы. Внятного ответа не услышите. Ну разве сами догадаетесь: для того, чтобы кого-то уволить, или по причине того, что доктора и профессора уходят с такой скоростью, что научным институт уже можно назвать с натяжкой. Один путь – в факультеты. Тем более что научных лабораторий уже осталось ничтожно мало. «Долбаные розы» велели сократить. Не хочешь добровольно быть изнасилованным, как гуманитарии, – изнасилуют по принуждению, с нанесением психической травмы. Как экологов или дизайнеров.

Венец болезненного расстройства «ректора» – тяга к монументализму. Идею закатать весь холл и вход в университет в мраморную кладбищенскую плитку мог подкинуть только идиот. А принять ее к реализации – такой же умалишенный.

«Я памятник себе…». Да. Еще при жизни. Черный камень. Плитка. Вазы. Туи.

У нормального человека возникает исключительно могильная ассоциация. Или же это намек на то, что «его» вынесут отсюда только вперед ногами, несмотря на явный криминал в его присутствии на должности вообще?

4242342342

Как бы там ни было, но абитура будет обходить эту гробовую тишину десятой дорогой, не говоря уже о том, что отныне нужно будет содержать целый штат уборщиц для того, чтобы вытирать дорожную пыль с нежной черной поверхности. Ну или, на крайний случай, обязать это делать охрану за копеечную доплату и премию. Опять же, процесс не должен прекращаться ни на минуту. Будь то плитка у дороги, или всеобщая реорганизация. Не результат для больного “ректора” важен, а процесс!

Наличие профессионализма и адекватности – обязательные качества для руководителя. Ну по крайней мере так должно быть. Если они отсутствуют – горе подчиненным. Но ныне это стало трендом. И не только для университета. Бегут и с Комарова, 1 и из страны из-за исаенков.

Но есть еще одна специфическая черта у «руководителя» НАУ. Страсть к публичности и признанию. Вы только не смейтесь, уподобляясь Исаенку. Результаты его «блестящего» управления Андриевский и Ковтунец планируют материализовать в государственных наградах Исаенку и его, простите, кодлу.  Сюрреализм, да и только.

Помните? «На дурака не нужен нож, ему немножко подпоешь…, ему покажешь медный грош…, ему с три короба наврешь – и делай с ним что хошь!» Зачем лечить умалишенного “руководителя”, если можно использовать. Зачем срочно менять на адекватного, если можно озолотиться руками неадекватного. Чем успешно и занимаются народный депутат и первый замминистра образования, бессовестно залезая в карман преподавателей и сотрудников.

И все это делать с гримасой. Разворовать спецфонд – с ухмылкой, посадить коллектив на голые оклады при наличии денег – с улыбкой, уволить залихватски, просто так, – скаля зубы, а довести уважаемого человека до смертельной болезни – реальная ржачка для исаенок.

Если адекват увидит сопротивление – задумается о причинах. Вечно ржущий – никогда.

В американских боевиках, которые мы (уж так случилось) принимаем за образец массового искусства, умалишенные пытаются погубить планету Земля со всеми ее жителями всегда со зловещей улыбкой. Они всегда истерически ржут, даже осознавая в последний момент, что их планам не суждено реализоваться. Заметьте, они никогда не делают каку со спокойным лицом. Этот антигерой запоминается именно неуравновешенностью, идиотизмом и признаками явного сумасшествия.

Аналогичный сюжет уже два года разворачивается в коллективе университета, который усилиями неуравновешенного, вечно улыбающегося «руководителя» доведен до края пропасти.

И ржать над пропастью – признак не только серьезной болезни, но и плохого воспитания. А где ему, воспитанию, взяться? Вся биография претит.

И если хочешь поржать над пропастью, то подойди к ней один, срывайся, насладись свободным падением и ржи потом сколько влезет. Но людей тащить за собой не надо.

Печальный какой-то юбилей получается. Не правда ли?

 

 

 


Коментарів 4 Додати коментар

  • Когда это все закончится?

    • важке питання, все залежить від того як і як швидко зміниться влада!

  • А коллектив все устраивает?

Залишити коментар