Национальные особенности коррупции в образовании

Січ.3.2016. / Коментарів: 2

 

Два года в министерском кресле господином Квитом прошли, а основная проблема – коррупции национального масштаба в образовании так и осталась. Два года – срок достаточный для того, чтобы очертить способы решения основных проблем, среди которых искоренение коррупции острее всех. И речь здесь идет не только о вузах, а и о среднем образовании, и даже о дошкольном.

Катастрофическое недофинансирование школ и детских садиков привело к дефициту мест в городах, и к закрытию школ и садиков в сельской местности. Такой дисбаланс министерство даже не пыталось сократить, списывая все на реформирование отрасли. Мол, делаем структурные изменения, и скоро все само собой наладится.

Качество среднего образования катастрофически падает. Нормой считается существование в школах и садиках «благотворительных фондов», которые сами по себе уже есть коррупционной кормушкой для педколлективов. Но часть этих средств, все-таки уходит на улучшение материально-технической базы. Попыток министерства искоренить это позорное явление за два года «реформирования» тоже не наблюдалось.

Функционирование традиционного образования построено на принципе «от достигнутого». При этом очередная «порция выделяемых средств» отвечает критерию – всем как в прошлом году, но равно меньше т.к. общее финансирование сокращено. Это же касается и качества образования.

Последующий школьный выпуск намного ограниченнее в интеллектуальном плане от предыдущего. Самые продвинутые выпускники, как правило, обращаются за поддержкой к репетиторам и пополняют ряды студентов-эммигрантов. Такими, по истине, реформаторскими темпами наших вузов останется не 300, как мечтает Квит и его американские наставники, а не более тридцати. Некого будет учить.

Существующая, как и при Табачнике, так и при Квите, обезличенная,  непрозрачная, ручная система распределения денег между ВУЗами является благодатной средой для возникновения коррупционных схем между МОНУ и учебным заведением.

К великому сожалению, не удалось министру Квиту переломить сложившееся за последние годы и опасное для страны общественное мнение, что система образования это  социально-дотационная сфера, в которой коррупция является практически естественной составляющей. Квиту, при всей его показушной «западности», не удалось сформировать месседж для общества, состоящий в том, что не образование является обузой для бюджета, а бюджет постоянно недооценивает значение образования и науки для развития экономики и общества в целом.

Коррупция в образовании –  это опухоль, причем в той стадии, когда метастазы развиваются с ускорением. А «реформаторское» министерство предпочло не системообразующие изменения, а примитивные механческие урезания. Бюджетная арифметика радует. Но перспектива для отрасли – плачевная.

Особенность образовательной коррупции заключается в том, что «больной мозг – МОН» продолжает принимать управленческие решения, не принимая во внимание фактическое состояние дел в отрасли.

Как метко заметил автор статьи «Особенности национальной коррупции в образовании» (Александр Спиваковский, «Зеркало недели. Украина»,

http://stopotkat.net/news/view/39694):

«Уникальность коррупции в украинском образовании обеспечивается своеобразным “both way”, где коррупция распространяется в обе стороны».

«Это приводит к тотальной коррупции и формирует антимотивацию к образованию, снижая его престиж в глазах общества».

Первая сторона «вуз (преподаватель) – студент» имеет печальный итог – ключевым успехом для студентов считается  получение бумаги об образовании — диплома. Система существует таким образом, что студенты, которые должны были бы быть заинтересованы в получении качественного образования, сами создают ситуацию, в которой целью обучения в вузе является получение диплома, а не системы компетентностей, позволяющей устроиться на хорошую высокооплачиваемую работу после окончания вуза.

Вторая сторона коррупции «МОН – вуз» имеет более трагические последствия для всей страны. Она состоит в ручном управлении устоявшимися коллективами, со своими традициями.

В многообразном спектре этого пагубного проявления, следует остановиться на коррупции, волевым единоличным решением спускается сверху вниз. Например, уже долгое время правилом стало назначение исполняющим обязанности ректора одного из кандидатов на эту должность, что дает ему существенные преференции, что является еще более высоким проявлением коррупции.

Личное вмешательство Квита в избирательный процесс более двух десятков вузов (это только те, которые не смирились с беззаконием) не просто характеризует его как личность, которая не брезгует решать свои меркантильные проблемы на таком приземленном уровне. А в первую очередь подчеркивает масштаб коррупционных деяний в возглавляемом им министерстве.

Показателен в этом плане скандал вокруг Национального авиационного университета, который был захвачен рейдерским способом советниками Квита на общественных началах А.Бадрудиновым и А.Майснером, а также его кумом В.Цыбульком. Чем кумовство при Табачнике отличается от кумовства при Квите? Еще большим цинизмом и алчностью.

К сожалению, борьба с коррупцией в Украине вообще и в образовании в частности, пока остается лишь декларацией. Невзирая на создание большого количества структур, которые должны бороться с коррупцией, она обречена на процветание. Во всяком случае до того момента, пока хотя бы один высокопоставленный чиновник не сядет за решетку. Тут нужна политическая воля.

А прилагать усилия на поиски кандидатов на «отсидку» не надо. Коррупция в минобразования на поверхности, видна невооруженным глазом. Может с Квита и начать?


Коментарів 2 Додати коментар

Залишити коментар