НАУ, Квит и «мусорный король»

НАУ, Квит и «мусорный король»

В последние годы украинское общество переживает непрекращающийся колоссальный стресс, последствия которого даже трудно предугадать. На самом деле, его корни в мучительных поисках украинской государственности, объединяющей гражданское общество идеи, реализация которой помогла бы стать на ноги молодому государству, утвердить себя на фоне более успешных политических новообразований, стартовые возможности которых были гораздо ниже украинских.
Нашей доморощенной идеей стала изнуряющая население гонка политических и экономических элит, имеющая своей целью личное обогащение за счет национальных интеллектуальных, научных, промышленных, природных, бюджетных ресурсов, когда успешный бизнес зависит исключительно от политической составляющей. Лозунг «сначала думай о Родине, а потом о себе» остался далеко в советском прошлом, хотя в невероятно богатой людским и природным потенциалом стране можно было бы спокойно и безбедно ужиться гражданам с диаметрально противоположными материальными аппетитами. Хватило бы всем.
Отечественный политикум, зарабатывая сначала на приватизации малых и стратегических предприятий, природных ресурсах, потом на стратегических государственных интересах, далее на территориях, довел граждан этой страны, имеющих не меньшее право на ее богатства, до крайней черты бедности, а само государство до нищенского существования.
Попытки общества революционным путем внести соответствующие коррективы заканчивались, как правило, банальным перераспределением и отжиманием бизнеса у одних казнокрадов в пользу других. Так было в 2004-м, так случилось и в 2014-м. Граждане оставались при своих интересах, а кучка аферистов мгновенно обогащалась. Только после Революции Достоинства этот процесс приобрел наиболее уродливые формы, отягощенные тысячами смертей, потерей территорий и реальной войной. Воровство теперь прикрывается национальными интересами. А это куда страшнее примитивного цинизма «злочинной» власти. События последнего времени еще дождутся своего скурпулезного исследователя и справедливой правовой оценки.
Казалось бы, куда дальше? Но оказалось, есть куда. Не будем писать о нефтяных аферах власть придержащих, военных стратегах, пославших на смерть тысячи лучших жизней, реформах иностранных трудовых мигрантов, миллиардных аферах держателей основных парламентских акций, идиотическх кадровых назначениях, прокурорских крышах,  бизнесе на патриотизме или позорном руководстве исполнительной властью. У этих людишек нет украинского будущего, у них в кармане паспорта других государств. Но каждому воздастся. Не печерским, разумеется, судом.
Напишем о, казалось бы второстепенном сегменте – отечественном образовании, когда-то уважаемом в мире, а сейчас разрушенном, то есть наскоро и не до конца реформированном на добротных обломках, по не всегда подходящим под национальные реалии иностранным лекалам. Реформам, приведшим к резкому ухудшению здоровья детей, школьников и студентов, ухудшению качества образования, массовому выезду молодежи на обучение за рубеж, обнищанию учителей и преподавателей, уничтожению материально-технической базы школ, колледжей и университетов, но заточенной под один университет – НаУКМА, то ли частный, то ли государственный.
Человек не посвященный в тонкости системы образования, искренне верит в успешность реформ отрасли, но он будет искренне удивлен, когда узнает, что принятый и отпиаренный с такой помпой Закон о высшем образовании не действует, что он по большому счету пустышка. Но общество еще верит. Пока верит. А не менее предварительно отпиаренный Закон об образовании тоже может постичь та же участь, что и о высшем образовании, поскольку его втихаря готовят молодые нигилисты, захватившие минобразования и работающие на деньги западных спонсоров. А спонсор не по определению не может платить за конкурентоспособность на рынке образовательных услуг своего конкурента. Речь, по-видимому, идет о банальном уничтожении отечественного образования «младореформаторами». Этим путем в свое время шла Россия, но вовремя спохватилась. Но в закон об образовании образовательное сообщество уже верит не так слепо.
Когда со сцены Майдана ведущий назвал кандидатом на должность министра образования фамилию ректора Могилянки Квита, народ воспринял эту новость с большим воодушевлением, даже с восторгом. Человек с кристально чистой биографией, ученый, руководитель, любимец студентов… Таким он воспринимается обществом и сегодня. Это очередной миф, в который верят. Пока верят. Поскольку в мифы о жизненной необходимости иностранных менеджеров, справедливых тарифах, логичной инфляции и удорожании жизни, о победах в зоне АТО, об успешных реформах и т.д. уже не верят. Уже раздражает.
Подробно изложенное выше поможет уяснить суть заявленной темы. Оказывается, традиция грабить награбленное, отжимать активы, переориентировать потоки, жонглировать госзаказом касается не только промышленности, бизнеса, природных и бюджетных ресурсов, но также и… образования и науки, извечно бедной отрасли, которая, как кажется обществу, влачит жалкое существование. Еще один миф, в который верят. Пока верят. Но только не родители учащихся, которые знают о позорном существовании параллельного бюджета средней школы, о ежемесячных поборах на благотворительность при конституционно закрепленном праве на бесплатное среднее образование. И не работники вузов, которые уже давно работают в условиях узаконенного параллельного бюджета – спецфонда, формируемого из средств контрактников и других поступлений.
Итак, есть в Украине очень интересный и яркий вуз – Национальный авиационный университет, многие помнят его как ГВФ или КИИГА. В свое время гениальный руководитель, ученый, фронтовик, производственник Николай Голего из возвращенных из эвакуации осколков Киевского авиационного института сумел создать гордость образования Советского Союза. За два с небольшим десятилетия своего ректорства Голего построил на 100 гектарах столичной окраинной земли целый городок, состоящий из 13 общежитий, 11 корпусов, нескольких домов для сотрудников, учебных баз для практических занятий, спорткомплекса, яхт-клуба, медицинского центра. Два десятка тысяч студентов обучаются в 11 институтах и пяти факультетах.
Все это богатство, продукт советской эпохи эксплуатируется и до сегодня. Так же как, впрочем, и металлургические предприятия, химические заводы, электростанции и линии электропередач, здания, разведанные советскими специалистами запасы природных ископаемых, нахально приватизированные олигархами и приносящими единицам аферистов колоссальные прибыли.
Так вот, в образовании происходят аналогичные процессы. Открыв в 90-х «социальные шлюзы» для всех без исключения молодых людей к высшему образованию, государство временно решило проблему с молодежной безработицей, но разрешило платное высшее образование. Мы стали свидетелями беспрецедентного в своем размахе бизнеса на образовательных услугах, когда делки от науки создавали университеты в прямом смысле слова в «двух классах и трех коридорах», всевозможные филиалы столичных вузов, «американских» колледжей (один из которых в свое время закончил Глава АП Ложкин), сертифицированных европейских университетов появлялись в каждом областном или даже районном центре при попустительстве со стороны чиновников минобразования, которые, за «долю малую», выдавали лицензии и аккредитировали специальности. Как правило, все они были частными и способствовали делу профанации высшего образования, выдавая дипломы государственного образца. Самые ушлые настолько преуспели, что до сих пор легально торгуют дипломами, не заморачиваясь особо о качестве.
Тогда практически исчезли добротные ПТУ, техникумы, а молодые юристы, экономисты, менеджеры, международники, переводчики становились в очередь в центры занятости, чтобы потом за государственные же деньги пройти переподготовку по специальностям, которые реально необходимы экономике государства.
А в это же время образовался еще один класс не бедных людей – ректорский корпус.
Рынок образовательных услуг, административные усилия вменяемых министров все-таки решили проблему невероятного количества украинских вузов. Даже не все «национальные», которых невероятное количество наплодил Ющенко по случаю выборов на вторую каденцию, выдержали конкуренцию. И это нормально. Только общепризнанные тяжеловесы КНУ, ЛНУ, Киевский, Львовский, Харьковский политехи, Киевский экономический имени Гетьмана и торгово-экономический, некоторые днепропетровские, одесские, донецкие вузы укрепили свои позиции. Среди них заметно выделяется и НАУ, входящий в топ-10 отечественных университетов.
Чтобы читатель осознал масштабность бизнеса, следует акцентировать, что бюджет крупного университета сопоставим с бюджетом среднестатистического областного центра. А избирательная драка за кресло мера всегда показательна. И ректор, и мер имеют прямой доступ к распределению немалых финансовых и материальных ресурсов.
А министерство в свою очередь всегда имело возможность непосредственно влиять на назначение, выборы, отстранение ректора с должности. А декларации об автономии вузов это еще один отечественный миф.
Ни одному министру не удавалось оставаться в стороне от баталий за кресло ректора. Так было всегда. Даже выигрывая выборы, ректор должен был бить челом и просить подписи на контракте. Кому-то удавалось это малой кровью, а кому-то большими деньгами. Так было во все времена независимости, независимо (простите за тавтологию) от личности министра. Это серьезный ресурс влияния, которым пользовались все. И Квит, к сожалению, не стал исключением.
Для того, чтобы руководить целой отраслью, на которую в том или ином качестве завязаны более 10 млн. человек, недостаточно обладать импозантной внешностью и имиджем реформатора, а первую очередь как минимум способностью к системному мышлению. По-видимому, журналиста-пиарщика Квита этому не научили. Полтора года правления команды Квита не принесла ожидаемого результата. Принятый более года назад долгожданный Закон Украины «О высшем образовании» до сих пор не начал действовать, поскольку его основные положения не имплементированы подзаконными актами, за что как раз и отвечает министерство. А разве под силу такая масштабная задача команде, которая априори не может с ней справиться. Министр человек занятой, ему просто необходимо торговать лицом за границей много месяцев в году, постоянно мелькать в телевизоре, просто говорить, нести откровенную чушь, презентовать, так сказать, образовательные реформы. Ему некогда. Он выполняет представительские функции. Во время его отсутствия обязанности руководителя выполняет некая Инна Совсун, первый заместитель министра, которую министерские служащие называют просто – «мала». В этой кличке кроется и сарказм, и неуважение чиновничьей братии к своей начальнице. Да и откуда взяться уважению, если человек с дипломом бакалавра, без опыта работы и малейшего понимания взялась руководить целой отраслью, в особенности высшей школой.
Инна Романовна человек в равной степени настолько деятельный, настолько не разбирающийся в системе отечественного образования, что компенсировать это помогает вера в свою исключительность и нереальная нахрапистость, свойственная, справедливости ради сказать, всему поколению молодых «реформаторов», пришедших к власти на волне революции – от премьер-министра, до начальника отдела любого министерства. У нас уже не считается моветоном назначать на высокие государственные посты ну очень молодых людей без намека ни на служебный, ни даже жизненный опыт. Тем не менее, им несказанно повезло – они учатся руководить государством, целыми сегментами экономики, огромными отраслями сразу, без ненужной теории, на живых людях. И мало парятся о том, получается у них, или нет. Про феномен первого замминистра образования много писали СМИ. Поэтому задерживаться основательно на этом персонаже нет большого желания. Тем более, что ни КМУ, ни АП абсолютно не горят большим желанием вмешиваться, несмотря на грубейшие просчеты в работе МОНУ.
Придя к власти и руководствуясь революционной целесообразностью, молодая команда Квита сразу взялась за ректорский корпус. За зарплаты, за позицию во время революции, за достижения. Публично, с унижением одних, и раболепием перед другими, с приоритетом студенческих оценок личностных качеств руководителей и пренебрежением к оценкам коллег и ученых. Потом комиссии, проверки, травля, проба на прочность. Так, не выдержали испытанием революцией многие ректоры и уже десятки университетов. И не важно, в этом случае как достигается победа, и не важно, что думает коллектив. Нагнуть, переломить, передавить – это прочно укоренилось от прежней власти.
А то, что такие репрессии по отношению к не угодившим не являются бескорыстными, можно проследить на примере уже упомянутого Национального авиационного университета.
В традициях НАУ, как вуза полувоенного, всегда была дисциплина. Форма, ухоженная территория, требовательные преподаватели, подчинение по вертикали, уважение к власти как таковой. В университете частыми гостями были Президенты, Премьер-министры, Вице-премьеры, Министры, как Украины, так и других государств. Вуз заслужил негласное звание «придворного». Именно это и сыграло с коллективом злую шутку. Новая власть сфокусировала на нем свой пристальный взгляд.
Еще немного истории. Обладая значительным материальным ресурсом, авиационный в конце 80-х – начале 90-х переживал серьезный кризис. Госзаказ на специалистов, финансирование и оборонные научные заказы из Москвы прекратились. Гражданская авиация не выдерживала конкуренции с западными авиакомпаниями. Авиапромышленность Союза и Украины не выдерживала конкуренции соответственно с Боинг и Ейрбас.
Приблизительно в то же время у КИИГА начали отжимать территорию. Появились мебельный магазин РИМ (сейчас Эко-маркет) на ул. Лебедева-Кумача, заправка на Симиренко, заправка и автостоянка на Комарова, забрали университетский бассейн, построили два огромных гаражных кооператива – Корт – 1 и Корт -2 прямо на территории учебного заведения. В середине 90-х, когда ректором был П.Назаренко, ситуация заметно ухудшилась. Смертельно больному ректору тяжело было противостоять охамевшему бизнесу, рвавшему на куски территорию и площади.
ВВ 1998 году ректором против воли коллектива (3 место на выборах ректора) был назначен В.Бабак, бывший замминистра образования, выходец из КПИ, который попытался остановить процесс развала института. Во многом ему это удалось за счет открытия так называемых непрофильных специальностей – права, социологии, психологии, перевода, международных отношений, экономических специальностей. Благо, площади позволяли. Численность студентов возросла, миграция докторов и профессоров в Киев, которая была в то время привычным явлением, способствовала оседанию многих из них в стенах КИИГА, а с 2000 года НАУ.
Но при безусловных положительных элементах управленческих решений, В.Бабак продолжил разбазаривать «золотую землю» и другие активы НАУ, не устоял соблазну подзаработать.
При нем был застроен участок по ул. Лебедева-Кумача 16-ти этажным домом, квартиры в котором по льготной цене продавались профессуре из регионов. В то же время было переоборудовано под квартиры три больших общежития – №№ 10, 2, 14. Университет не досчитался около 1800 койко-мест, которых так не хватает сейчас студентам. А суть такой аферы состояла в следующем: общежитие переоборудовалось под квартиры, якобы для преподавателей, которые заселялись по заявлениям на имя ректора. Собирал их проректор Ю.Симоненко, который и определял состав участников. Потом целое здание передавалось городу, которое в свою очередь закрепляло эти квартиры за жильцами, выдавало ордера и прописывало. Затем значительная часть этих квартир продавалась по рыночной цене посторонним лицам. Вроде бы все законно, но в итоге ресурс университета таял на глазах.
В это же время закладывалась стройка в г. Вишневое по ул. Витянской, 2. Свой местный Элита-центр. Преподаватели, которые инвестировали деньги в это строительство, до сих пор не могут заселиться.
Таким образом, университетский ресурс за время ректорства В.Бабака заметно похудел, и сокращался бы еще больше после инициированного им как депутатом Киевсовета разрешения о строительстве на территории университета учебных корпусов, общежитий, жилых зданий в феврале 2007 года.
Не забыл также он и о себе. Правоохранители разбираются до сих пор с  судьбой более 40 квартир и 30 паркомест, которые были переданы на фирму, возглавляемую его родным братом С.Онищенко. Того самого Онищенко, который вместе с бывшим проректором Ю.Симоненко пребывет уже не первый год в СИЗО по делу о покушении на проректора НАУ, экс-депутата М.Луцкого.
Громкий коррупционный скандал, потрясший образовательное сообщество и последовавшие за ним уголовное дело, привели к приговору 5 лет условно для бывшего ректора В.Бабака, но землю и ресурсов университету не вернуть. В последний год своего ректорства он успел заключить договор на строительство двух огромных жилых домов по ул. Донца, 2а. Этот проект реализуется и сегодня.
В 2008 году ректором был избран Н.Кулик, при котором в университете наступило временное строительное затишье и кадровая стабильность. Срок его пребывания на должности закончился в июне 2015 года.
Именно этот фактор стал решающим в борьбе за все еще мощные ресурсы университета, в первую очередь за незастроенные почти 40 гектаров киевской земли, арендные площади, спецсредства, хозяйственную деятельность.
Сразу после Революции достоинства в схватку за активы вступили и бывший ректор В.Бабак, отбывший свой условный срок, и народный депутат Д.Андриевский, имеющий интерес к строительству как активный столичный застройщик.
Коллектив пережил и налеты вооруженных людей на университет, и многочисленные проверки всех без исключения проверяющих органов, которые ни к чему не привели. Министр Квит встречался со всеми и никому не отказывал, давая надежду. Одновременно не скрывал свою заинтересованность в смене руководства университета, активно добивал вуз, урезая финансирование, госзаказ, выбрасывая из международных проектов. Всем было понятно, что это больше экономическое, чем даже политическое решение, не имеющее ничего общего с учебной и научной деятельностью университета.
Монолитный коллектив выдержал все административные атаки и общественную обструкцию. Стало понятно, что он чужака не примет и не отдаст последний ресурс. Выборы ректора должны были состояться в июне, когда истекал срок полномочий Н.Кулика. МОНУ осознанно не объявил о конкурсе на вакантную должность ректора за два месяца, как того требует законодательство. На сайте объявление выложили гораздо позже предусмотренного законодательством срока, перенеся, таким образом, выборы на осень и давая возможность назначить и.о. приказом министра.
И тут за дело взялся некий Александр Бадрудинов, широко известный в узких кругах как «мусорный король», владелец Бородянского полигона твердых бытовых отходов (Утилсервис и Утил-сервис), Укр-Эко-Сервис, ТОВ Хитрый лис, которая занималась рейдерским захватом лесных массивов в Киевской области, а также ПрАТ АС, в который входят аэродром Бородянка, авиакомпания, заправка и пр.
А.Бадрудинов многие годы безуспешно пытался заключить с университетом договор на вывоз мусора со студгородка, но вывозить его в Бородянку намного дороже, чем сотрудничать с такой авторитетной компанией как Veolia. В одной из фирм, принадлежащим Бадрудинову, работает и отец первого замминистра Инны Совсун.
Напористость господина Бадрудинова выявлялась и в предложениях поставлять в университет компьютерную технику, и принимать участие в ремонтно-строительных работах, и приобретении права на разрабатываемые студенческим конструкторским бюро беспилотники, и перебазировать на свой аэродром принадлежащие Кременчугскому вертолетному колледжу НАУ вертолеты, и учебный самолеты Кировоградской летной академии НАУ. Особенно это касается приобретенных за государственные деньги, но пока не растаможенных семи австрийских самолетов DIAMOND. Как видим, спектр интересов самый широкий.
Также следует учесть тот факт, что за время эксплуатации аэродрома Бородянка, потерпел крушение вертолет МИ-8 и самолет Л-410 с парашютисами на борту. Непрофессинальные действия руководства аэродрома обернулись потерей десятков жизней. Прокуратура возбуждала уголовные дела, но они не были доведены до конца по непонятным причинам. Как бы там ни было, но техника и люди постепенно начали покидать аэродром Бородянка. И авиационному бизнесу Бадрудинова сейчас ой как сложно.
Александру Бадрудинову не чужд и строительный бизнес. В одно время его партнерами были известные столичные застройщики В.Непоп и М.Толмачев (ТММ). Как может он не заметить существующие совсем рядом 40 гектаров университетской земли, которую, согласно решения Киевсовета, можно застраивать уже сейчас.
Используя личные связи с министром Квитом, он убедил его в том, что выполнит задачу смены руководства вуза. Задачи несомненно политической. Сложно сказать, чем руководствовался Сергей Миронович, поручая такую задачу человеку, чьи бизнес-интересы очевидно далеки от образования и науки. Возможно поддался на уговоры еще одного участника ОПГ, своего кума Владимира Цыбулька, бизнес-партнера Бадрудинова. Во всяком случае последний взялся за дело с большим воодушевлением.
В помощники, разумеется, он взял себе и своего давнего бизнес-партнера  Владимира Цыбулько и некоего Андрея Майснера.
Владимир Цыбулько является соучредителем ПрАТ АС. Также он известный в узких кругах как посредственный поэт, не менее посредственный политолог, подвизавшийся когда-то в советниках В.Балоги и даже короткое время побывавший народным депутатом от Нашей Украины. В последние годы он небезуспешно консультировал беглого на сегодня видного регионала С.Арбузова.
И если биография В.Цыбулько стандартно-публичная, то биография Андрея Майснера довольно таки интригующая. Этот молодой человек ни на какой работе долго не задерживался. Максимум 11 месяцев. Выпускник «престижного» частного Европейского унивесритета, получивший диплом о высшем образовании во время работы в этом же университете. Работая в качестве наемного сотрудника частных бизнес-фирм, высоких постов не занимал, но тем не менее позиционирует себя как меценат. Последние три года был безработным. Все фирмы, к которым он имеет отношение, в едином реестре значатся как прекратившие свою деятельность, или как те, которые такой деятельности не ведут. Это свидетельствует или об отсутствии управленческого таланта у Майснера, или об умении зарабатывать, не платя ни копейки налогов, чем, собственно занимается сейчас весь украинский бизнес.
Он безуспешно пытался покорить вершину мажоритарного округа, в который входит Бородянский район и Бородянка, но даже  предоставленный ему админресурс не помог. Одним из доверенных лиц он предлагал зарегистрировать председателя местной ячейки партии «Русский мир».
Во времена Януковича он работал некоторое время заместителем начальника КРУ г.Киева, потом директором департамента Национального агентства Украины по вопросам государственной службы. Особенно забавно это читать, если человек работал на госслужбе очень короткое время. С КРУ Киева он был уволен с позором и уголовным преследованием, но тут ему подставил плечо его друг Артем Пшонка. Ведь Майснер в прошлом активный член Молодых регионов.
Тем не менее у молодого человека непомерные амбиции и аппетиты. Также имея тесные отношения с министром Квитом, как частное лицо он позволял себе давать от его имени указания членам комиссии по аудиту,  которая работала в НАУ, и которая в полном составе была уволена Квитом. Уголовное производство по поводу грубого нарушения законодательства Майснером и Квитом по отношению к работникам аудита сейчас ведется.
Но для Бадрудинова, Майснера и Цыбулько сложно было бы зайти в устоявшийся коллектив, не имея в нем поддержки. Решено было запустить «троянского коня» и выполнить поставленную министром задачу смены руководства изнутри.
На эту неблагодарную во всех смыслах роль был избран проректор по научной работе, 73-х летний Владимир Харченко. На одном из совещаний он представил «троицу» как свою новую команду. Какими мотивами руководствовался уважаемый профессор, предавая коллег и пробивая себе втихаря дорогу к должности ректора, еще вчера клянясь в верности Николаю Кулику и Максиму Луцкому сказать сложно.
Не исключены и личные амбиции, и особенности характера, но также не следует исключать многих миллионов неэффективно потраченных средств на проектирование и постройку беспилотных летательных аппаратов, которые на поверку оказались модернизированными авиамоделями, повсеместно реализуемых в магазинах игрушек.
Некоторое время назад СБУ интересовалось этими средствами, а также неимоверно высокой зарплатой, выше чем у самых высоких чиновников в государстве и, наверное, дела еще не закрыты. Может быть, это и послужило ключом к податливости пожилого ученого. Не исключено, что Бадрудинов пообещал ему правовую защиту взамен на предательство. Тесные контакты между ними завязались во время испытаний беспилотников на аэродроме в Бородянке. Именно Бадрудинов добился за последнее время исключительного права на продажу университетских беспилотников через  частную структуру: ТОВ “НАУКОВО-ВИРОБНИЧЕ ПІДПРИЄМСТВО “АБМ ГРУП – НАЦІОНАЛЬНИЙ АВІАЦІЙНИЙ УНІВЕРСИТЕТ”,  Не перебуває в процесі припинення Адреса: 07801, Київська обл., Бородянський район, селище міського типу Бородянка, ПРОВУЛОК ЖОВТНЕВИЙ, будинок 9 ЄДРПОУ: 39611211
Діяльність: 30.30 Виробництво повітряних і космічних літальних апаратів, супутнього устатковання
Директор: БАДРУДІНОВ ОЛЕКСАНДР КАХРУДІНОВИЧ

И если кто знает, что такое КБ «Вираж», то его уже не существует. Есть только вывеска, работники получают зарплату в университете, а трудятся на обогащение Бадрудинова.
Таким чудесным образом переплелись интересы на первый взгляд абсолютно разных людей, патриотов Харченко, Бадрудинова, Майснера и Цыбулько. Трое последних никогда никакого отношения к НАУ не имели. Но у них четко прослеживаются общие интересы и мотивация.
Но процесс запущен. Квит сначала ставит и.о. ректора Харченка, тот не оказывается неспособным решить проблему быстрого захвата активов. Квит ценой потери своего имиджа пытается уничтожить Устав НАУ, снимает Харченко и назначает и.о. ректора бывшего заместителя Бадрудинова по Бородянскому аэродрому Р.Хращевского, который и приводит с неимоверными усилиями новый менеджмент: известного Майснера, обладателя как минимум гражданств двух государств; бывшего народного депутата и бывшего губернатора Сумской области В.Шульгу, за которым тянется неприличный шлейф коррупционных и пьяных скандалов; А.Авдеева, который банкротил «Аэросвит», будучи последним ее гендиректором; Т.Иванову, пенсионерку с далеко небезупречной репутацией; Т.Калиту, скандальную защитой своей диссертации, сплошь и рядом сплагиаченной, но которую по непонятным причинам настойчиво лоббировал бывший глава ВАК Виктор Бондаренко. Именно на его кафедре философии и культурологи НПУ им.Драгоманова и работала донедавна кандидат экономических наук 28-летняя Татьяна Калита. Харченко ретировался на свою должность проректора по науке, которую занимал до временного царствования, оставаясь верным соратником бородянской группировки.
И чтобы полностью расчистить дорогу рейдерам, министр Квит идет на еще одно грубейшее нарушение законодательства – отменяет выборы ректора университета. Как, впрочем, он это сделал со многими вузами страны.
О событиях в НАУ сегодня не говорит только ленивый. Университет в управлении такой «команды» переживает худшие времена в своей истории. За исключением, разве что, периода Великой отечественной.
То, что здесь речь идет о примитивном рейдерском захвате активов университета, сомневаться уже не приходится. Последних активов, после утери которых ни университет, ни его коллектив никогда не поднимется, а будет обречен на медленную гибель.
А министр Квит не просто знает о реальных целях группы Бадрудинова, а выявляет живую личную заинтересованность. Материальную заинтересованность, которой всегда сопутствует наглое нарушение закона. И уже не боится развенчать миф о себе как реформаторе с европейским лицом, что может свидетельствовать о предчувствии скорой отставки.
Александр Похеровский, эксперт


Залишити коментар