Ни стыда, ни совести

Лис.27.2016. / 1 коментар

Каждый гражданин, который состоит в отношениях с работодателем, знает, что на страже его интересов, согласно с Законом, стоит профсоюз. Именно он внимательно следит за тем, чтобы администрация не обижала сотрудника, не притесняла его и не ограничивала в правах.

Но эта вся красота не относится к НАУ. У нас все наоборот – профсоюз стал верным помощником администрации в борьбе с неугодными ей сотрудниками. Ну не сам профсоюз, а его председатель – Владимир Гребенников. Опять Владимир, как Харченко, Исаенко, Ковтунец, Шульга. Заклятие какое-то.

grebennikov

Владимир Гребенников руководит профсоюзом уже более 20 лет. Руководит сказано громко. Просто нужно было куда-то пристроить преподавателя истории марксизма-ленинизма. Таких преподавателей было много, толковые они быстро переквалифицировались, но слабенький оказался один. Вот и придумали по доброте душевной, спихнуть его «на профсоюз».

И так много лет, пока не вошел во вкус. Как-никак государство в государстве. И для университета не чужой – кабинеты отдельные, за коммуналку платить не надо, приглашают везде, коллективный договор опять же подписывает, но счет – свой. Денежки регулярно с зарплаты капают. В прошлом году накапало 3,6 млн. грн. И никто отчета не требует. Деньги немалые, если учесть, что пользуются ими несколько человек. И главный среди них – Гребенников Владимир Николаевич.

Вот так много лет «чах на профсоюзных златах», незаметно пилил бабки и петлял между руководителями. Числился, но не работал, преподавал, но не напрягался, публиковался, но только для узкого круга, лидерскими качествами не обладал, но… руководил.

Но тут, откуда ни возьмись, «сила вражеская на нашу землю войной пошла». Людей увольнять начали. Массово. И среди них сплошь члены профсоюза, которые годами платили членские взносы. Обратились за помощью к Владимиру Николаевичу. А тот – в кусты. Мол, не трогайте меня. Чего стоит судьба нескольких по сравнению с миллионами в год?

Так и угождал всем пяти исполняющим обязанности. От Харченка к Исаенку. При всех пяти старался быть полезным. Но не людям, а и.о. Лакейский характер помогал пропетлять.

– Человек! – звали Гребенникова рейдеры.

– Чего изволите? – неизменно отвечал тот.

– С десяток людей нужно уволить. – Настаивала администрация.

– Без проблем. – расплывался в улыбке кланяющийся полусогнутый Гребенников.

Но эта «надежность» все больше начинала раздражать простых членов коллектива. А крайний случай, когда история с лакейским профсоюзом вышла наружу, просто возмутила всех, включительно с членами профкома.

Суд в одном из многочисленных разбирательств незаконно уволенных сотрудников университета, признал незаконным увольнение Сергея Петровича Пунды. И посмел заметить, что администрация при увольнении  не поинтересовалась мнением профсоюзной организации.

Инициатором увольнения был бегающий от фемиды, уголовно преследуемый проректор Шульга. Захотел уволить – уволил. Харченко тогда еще легко всякую ахинею подписывал. А тут очередной суд в очередной раз ткнул Шульгу носом в собственное дерьмо. Харченка уже нет, и отвечать придется ему. Соответственно и выплачивать деньги за дни вынужденного прогула придется ему.

И тут Воцю Шульгавого осенило! Так можно же руками Гребенникова этот косяк исправить. Дал указание собрать профком, мол, увольнять Пунду задним числом будем, согласие выбьем. Тот и собрал 24 ноября 2016 года. Но неувязочка вышла. Члены профкома за увольнение коллеги проголосовали аж… одним голосом Сергея Енчева. Остальные 15 отказались.

Шульга не унимался. Заставил Гребенникова вновь собрать профком 25 ноября, по «вновь выявленным обстоятельствам». Тот под козырек, но кворума не оказалось. Шульга опять к Гребенникову, мол, собирай на 28 ноября всех, мы должны уволить Сергея Пунду. Гребенников опять собирает профком, добивать коллегу.

Уникальный случай, когда профсоюз стоит на страже не защиты интересов трудящихся, а исполняет роль послушного орудия в руках моральных террористов из администрации. Это про нас, про НАУ. Даже председатель профсоюза авиаработников Михаил Козич  присутствовал на собрании, мягко говоря, удивился действиям своего подчиненного.

«Профсоюзы – школа коммунизма». Этот советский еще лозунг в наши дни приобрел второй смысл – Гребенников уже живет при коммунизме. Деньги, статус, почет и уважение. Правда, с последними двумя качествами уже можно и нужно спорить. На чужой беде в рай, хоть бы и профсоюзный, не въедешь.

 


Коментар 1 Додати коментар

  • В нормальних колективах прийнято вітати колег із навіть маленькими сімейними святами. Про біду чи горе – казати нічого. За рік, що пройшов, у кількох працівників НАУ відійшли у вічність найближчі люди. Дико було не те що в ЗМІ, але навіть на дверях університету не побачити співчуття від професійної спілки. Про матеріальну допомогу – ….? Так. Це печерний рівень нелюдяності. Недавно на цій сторінці було ще дикіше повідомлення, як Май…сер використовує людську біду, щоб мати рукопис дисертації. ЦІкаво, скільки років платив профспілкові внески хворий її член, яка їх сума і куди профспілка поділа ці кошти? Адже саме на такі випадки їх збирала роками. Видно, що обібрали рейдери душі працивників до нитки (моральної). Не вистачає гідності на погану мітлу для “лідера”. “Ви ж таки люди…”

Залишити коментар