Шпиен Сизиков, или Осторожно – прослушка!

О расцвете в нашем университете чужеродных ему структурных подразделений не говорит только ленивый. В первом корпусе практически ежемесячно выводятся из учебного процесса аудитории, завозится новая мебель – шкафы, столы, стулья. Потом в эти аудитории заводят непонятных людей, которые выполняют непонятные никому функции.

1

Відділи НАУ

Но начальство говорит, что вроде как люди «нужные» и будут способствовать расцвету университета, увеличению количества подписанных международных договоров, повышению имиджа, утверждению европейских ценностей и прочих смертельно необходимых коллективу инноваций.

Сейчас все в университете настолько «грамотно» регламентировано, что любой шаг любого сотрудника сопровождается написанием плана, его утверждением, периодическим контролем, и итоговым контролем его выполнения.

Но для того, чтобы процесс был непрерывным, после каждого выполненного плана и сбора подписей, подтверждающих выполнение, следует также утвердить подписанный ранее контроль выполнения плана, который был подписан всеми причастными лицами в строгом соответствии с вышестоящими стратегическими планами, которые также следует неукоснительно соблюдать и подписывать, визировать, ставить печати разного калибра.

И выстаивать длиннющие очереди к разного таки, калибра начальникам. И еще в обязанности простых сотрудников согласно тщательно и множественно утвержденным должностным инструкциям входит заискивание и беспрекословное преклонение перед теми, кто ставит свою визу или подпись.

Таким образом, оборот документов в университетской природе, достигает своей «естественной гармонии». И апогеем этого процесса достижения гармонии является стремительно и жизнеутверждающе возрастающее количество сотрудников, достигающее уже количества преподавателей в университете, которое в свою очередь так же оптимистично сокращается по причине явного сокращения количества студентов.

Этот длинный текст вполне можно заменить двумя предложениями. Мол, администрация пухнет, преподаватели бегут, студентов все меньше. А для того, чтобы просто, извините, пукнуть, необходимо пройти круги административного ада.

Но природу идиотизма от Исаенко и его команды нужно было описать именно такими же идиотическими сложносочиненными и сложноподчиненными предложениями, которые как нельзя лучше соответствуют происходящему.

Вот, возьмем, к примеру отдел «з питань виявлення та запобігання корупції». Сидит на отделе некий Сизиков. В подчинении еще три человека – один зам Жужа, и два спеца – Астапов и Дорошенко. Все – конторские отставники. Кроме Жужи. Он из разведки.

Фонд оплаты труда четырех человек – около 750 тысяч гривен в год. «Чистыми», конечно, поменьше. Отнимите 23% налогов и сборов.

Зарплата Сизикова – 20.000 гривен в месяц. У подчиненных поменьше, но тоже неплохая к пенсии надбавка. Да и работа «не бей лежачего».

Чем занимается отдел? Разрабатывает какие-то методички и следит, чтобы не было коррупции. Функционал отдела – на сайте. Прям скажем – не густо. Все изложенное в перечне – это скопированное законодательство. Большого ума не надо. Умиляет графа «Роз’яснення для працівників категорії «проректор»…». Для того, чтобы прекратить коррупцию, нужно просто написать куда следует на Исаенка, изложить чем он занимается и решить проблему сразу и окончательно.

2

Один человек может выполнить работу целого отдела максимум за месяц. Но опять же, нужен процесс!

И вот бывший представитель СБУ в Москве господин-товарищ Александр Сизиков начинает придумывать себе функциональные обязанности, которые априори незаконны!

Он берет чистый лист бумаги и начинает рисовать «шахматку». Например, в одной ячейке напротив фамилии Жужа появляется «задание» – «снять информацию с профессора Ж. института А.». Напротив фамилии Астапов – такое же задание, но указана фамилия доцента Г. Напротив фамилии Дорошенко – еще что-то подобное, но уже с сотрудником А.

К концу месяца Сизиковым пишется служебная записка с грифом «секретно» на имя Исаенка. В записке указываются фамилии «неблагонадежных» преподавателей, сотрудников, студентов, фамилии тех, кто высказывает негодование по поводу происходящего в университете.

Если люди неохотно идут на контакт с «оперАми», то задача и упрощается, и усложняется одновременно. Вечером, после окончания рабочего дня, один из сотрудников отдела, заходит в помещение, например, кафедры А и устанавливает такую маленькую белую или другого цвета штучку, которая снимает аудиоинформацию и рассчитана на сутки работы. Вечером следующего дня штучка изымается, с нее скачивается инфа и потом штучка перекочевывает в очередной кабинет.

Преподаватели и сотрудники кафедры свободно обмениваются мнениями по абсолютно разным вопросам, не подозревая, что их разговоры записываются, анализируются, а потом докладываются Исаенку.

Потом преподаватель или сотрудник опять же даже не подозревает откуда прилетает скорбная весть о том, что, дескать, «первый корпус вами недоволен», или «ищите работу», или «не рассчитывайте на нагрузку на следующий семестр». Но все помнят, что было распоряжение «с первого корпуса» сдать дубликаты ключей от всех помещений.

Вот чем реально занимается отдел – оперативно-розыскной деятельностью.

Проанализируем Закон Украины «Про оперативно-розшукову діяльність». В статье 5 Закона четко указано, кто имеет право заниматься ОРД – Нацполиция, ГБР, СБУ, Служба внешней разведки, Государственная пограничная служба Украины, Управление госохраны, органы доходов и сборов, органы пенитенциарной службы, разведка Минобороны Украины и НАБУ.

Отдела Сизикова в этом перечне нет, как и самого Сизикова и его подчиненных. Читаем Закон дальше.

«Проведення оперативно-розшукової діяльності іншими підрозділами зазначених органів, підрозділами інших міністерств, відомств, громадськими, приватними організаціями та особами забороняється».

То есть, деятельность отдела Сизикова НЕЗАКОННА и ИМЕЕТ ПРИЗНАКИ УГОЛОВНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

Следов Сизиков оставил много. Будем надеяться, что не успеет их зачистить до того момента, как власть в университете поменяется.

А пока призываем коллег быть бдительными! За вами реально следят!

P.S. Перечень административных отделов, который висит на официальном сайте, действительно впечатляет. Каждый отдел возглавляет близкий к Исаенко человек, который получает как минимум от 2 до 5 профессорских окладов. Этот начальник в свою очередь приводит «с улицы» своих друзей и родственников. Аппарат растет. Но количество отделов можно сократить вдвое. Без особого ущерба для «производства».

Нищенские зарплаты преподавателей – следствие «самоотверженной» работы административных отделов, съедающих львиную часть заработанных кафедрами денег. Таких отделов, как Сизиковский.


Залишити коментар